АВТОРСКИЙ АЛЬМАНАХ "МагРем" И ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ЕФИМА ГАММЕРА


Ефим Гаммер: об авторе
Произведения в прозе
Поэтические произведения
Графика
Юмористические произведения

Ефим Аронович Гаммер

Член Союзов писателей, журналистов, художников Израиля и международных союзов журналистов и художников ЮНЕСКО.

 

Автор "Сетевой Словесности"

 

награды, дипломы

 галерея наград

 

новости, анонсы

 презентации, мероприятия

проза, новое

 проза, новые поступления  проза

журналистика, эссе

 очерки, статьи, репортажи

драматургия

 пьесы

exebook

 электронные книги

пресса

 пресса о Ефиме Гаммере

видео, аудио

 аудио, видео

фотогалерея

 фотографии

 

публикации в сети

 международное изд-во Э.РА

 "Журнальный зал." Россия.

 литературный интернет-журнал
      "Сетевая словесность"
      Россия.

 литературно-философский
       журнал "Топос". Россия.

 независимый проект эмиграции
      "Другие берега". Италия.

 общественно-просветительский
      и литературный журнал "День"
      Бельгия.

 "Мы здесь."   США.

 "Еврейский обозреватель." Украина.

 изд-во "Военная литература"
      Россия.

 журнал "Литературный европеец"
      и альманах "Мосты". Германия.

 Горожане на хуторе, Россия.

 альманах "Литературные кубики".
      Россия.

 "Мишпоха". Белоруссия.

 

 

Проза

ВСЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ПРОЗЕ

03.09.2008
Ефим Гаммер

Потерянный день

в закладки: moemesto.ru memori.ru rucity.com rumarkz.ru google.com mister-wong.ru



Опубликовано:
Молодежный литературный журнал "Луч", №1 (29), 2008 год, Россия.
Сборник стихов и прозы для детей младшего возраста "Веселая прогулка", издательский дом Гутенберг, 2008 год, Россия - Израиль.

Электронный-журнал "Detki-74", №5-7, 2008 год, Россия.
Ефим Гаммер
© Yefim Gammer, 2004-2008
© Елена Шмыгина, рисунки, 2008

ПОТЕРЯННЫЙ ДЕНЬ
(повесть - сказка)
1. И от сладкого бывает горько

В Иерусалимском Зоопарке случилась беда: заболел медвежонок До-ре-ми. Медвежонок объелся леденцов за час до открытия Зоопарка и весь день провел в лазарете, мучаясь животиком. К вечеру, когда на синем небе зажглись первые звезды, ему полегчало, и он вернулся в свою клетку. А в клетке - столпотворение. Сюда сбежались все обитатели Зоопарка, чтобы поздравить медвежонка с выздоровлением и проучить его за обжорство.
Но с поздравлениями у зверей не получилось - они сразу же стали корить лакомку за обжорство.
- То тебе меду подавай, то конфет! - сурово выговаривал медвежонку благородный Олень, гневно стуча копытом по цементному полу. - Мог бы свои леденцы сохранить до ужина. Съел бы их сейчас. Разве плохо было бы съесть леденцы сейчас?
- Нет, совсем неплохо, - промямлил медвежонок До-ре-ми.
- Съел бы их сейчас, пошел бы к ветеринару, угостился лечебными каплями, и к завтраку был бы вполне здоров, - продолжал благородный Олень. - А то, подумать страшно, - провалялся в лазарете весь день, когда ребятишки стояли у твоей пустой клетки и спрашивали: “Где медвежонок До-ре-ми?” Как тебе не стыдно? Ты целый день своей жизни потерял попусту!
Медвежонку было стыдно, и очень. Он всплакнул, слушая Оленя. И тихо сказал в свое оправдание:
- На конфетах не написано, сколько их можно съесть, чтобы живот не болел. Я знаю, я виноват! Но скажите, как мне быть теперь? Мне ведь очень жалко потерянного дня жизни. Подскажите, как мне его вернуть?
- Дни не возвращаются, - грустно заметил старый-престарый Слон. - А если и возвращаются, то о том, как их вернуть, знают только волшебники. Эти волшебники живут на моей родине, в Индии. Они могут ходить по битому стеклу и спать на гвоздях.
- Э-э, да это не волшебники, а йоги, - воскликнул зайчишка Брин-Брен. - Я о них в книжках читал! А волшебников теперь уже нет. Раньше были, это точно. Про них в сказках написано. А теперь сказок не пишут. Значит нет и волшебников. Так-то!
Зайчишка Брин-Брен был умный-преумный. Он выпускал газету “Зверинец”. Какую новость ни услышит, сразу хватается за перо - и ну строчить. Написал он и про медвежонка До-ре-ми. Раскритиковал его в пух и прах: и обжора он, и лакомка, и вообще сов-сем пло-хой медвежонок.
Каково медвежонку? Разве кому-нибудь приятно, когда о нем говорят: “Сов-сем пло-хой”?
- Ох! Ах! Помогите мне, помогите! - плакал медвежонок До-ре-ми. - Помогите вернуть потерянный день!
Старый-престарый Слон почесал хоботом свой затылок. Задумался.
- Кто подскажет медвежонку, как вернуть потерянный день?
Благородный Олень стукнул копытом раз, стукнул копытом еще раз. И промолчал.
Обезьянка Сибилла, кривляка и насмешница, фыркнула от смеха. И тоже промолчала.
Пантера-мурлыка-бархатная-шкурка хитро прищурилась, взмахнула хвостом, открыла пасть, будто вот-вот скажет что-то важное. Но тоже ничего не сказала.
И тогда сказал зайчишка Брин-Брен. Сказал, стуча себе в грудь лапками:
- Если кто и знает, как вернуть потерянный день, так только мудрая змея Анаконда!
- Позвать сюда немедленно мудрую змею Анаконду! - затрубил старый-престарый Слон.
- Сюда она не может. Она плавает в водоеме и на цементный пол не выползает, - вмешался в раговор благородный Олень
- Ей мудрость не позволяет ползать по цементному полу, - сострила обезьянка Сибилла
Старый-престарый Слон задумчиво пососал свой хобот. И сказал:
- Если ее мудрость не позволяет змее ползать по цементному полу, то моя мудрость позволяет мне, как самому старшему в Зоопарке, приказать зайчишке Брин-Брену сбегать к Анаконде за полезным советом.
Зайчишка Брин-Брен был не трусливого десятка. Но Анаконды побаивался. В своей Южной Америке она съела немало его соплеменников. И в зоопарке она недавно, еще не успела аклиматизироваться. Глядишь, очутишься у нее на зубах раньше, чем слово вымолвишь.
Однако выглядеть трусом он не хотел. И поэтому поскакал к змее Анаконде за полезным советом.

Прибежал зайчишка Брин-Брен к водоему. Зырк туда, зырк сюда - ищет Анаконду. А вот и она! Выплывает из глубины, пасть раскрывает. Такую просторную пасть, что в ней уместится не он один, а сразу все зайцы на свете!
Вздрогнул Брин-Брен, затрясся, уши заложил за спину. Залепетал:
- Здравствуй, мудрая тетушка Анаконда! Пришел к тебе за советом.
- Ах, за советом? Тогда подойди поближе.
- Не могу поближе. Упаду в воду. А упаду в воду, ты меня съешь.
- Глупый ты заяц!
- Я не глупый! Я не глупый! Я даже очень умный! Я выпускаю газету!
- А газета твоя вкусная? - спросила мудрая змея Анаконда.
- Что? Что? Почему газета должна быть вкусной? Газету не кушают! Газету читают!
- Ах! - зевнула Анаконда и стрельнула длинным языком. - Мне такая газета совсем неинтересна.
- Глупая ты, тетушка Анаконда, хотя и мудрая! - возмутился зайчишка Брин-Брен.
- Если я глупая, то не приходи ко мне за советом. А если я мудрая, то скажи, какой тебе нужен совет?
Ударила Анаконда хвостом по воде, забрызгала зайчишку Брин-Брена. Он подскочил высоко вверх, затрясся от холода.
- Ой-ой-ой! Помоги, мудрая тетушка Анаконда, медвежонку До-ре-ми! Он потерял весь сегодняшний день! Подскажи, как ему этот день вернуть!
- Ты, зайчишка, глупый, и друг твой медвежонок До-ре-ми тоже глупый! Когда он успел потерять сегодняшний день, если день только начался?
- Как - начался? Уже вечер!
- Какой вечер? Сейчас раннее утро!
- Не может быть, Анаконда! Посмотри на небо. На небе вечерние звезды!
- Глупый ты заяц! На небе предутренние звезды!
- Да?
- Да!
И зайчишка Брин-Брен понял. Змея Анаконда еще живет по привычному для нее времени, а в Южной Америке время другое, оно отстает от иерусалимского на много-много часов. И если поспеть в Южную Америку на быстром-быстром самолете, то можно вернуть потерянный день.
- Спасибо, тетушка Анаконда, за мудрый совет! - закричал довольный догадкой зайчишка Брин-Брен. И поскакал к своим друзьм-приятелям, которые его дожидались в клетке медвежонка До-ре-ми.
Мудрая тетушка Анаконда посмотрела на него, стрельнула языком в небо и проворчала: “Какой глупый заяц! Никакого я не давала ему совета, а он мне сказал “спасибо”. От испуга сказал, наверное”. - И нырнула на дно водоема.
А зайчишка Брин-Брен прибежал к друзьм-приятелям. И ну плясать:
- Нашел, нашел, как вернуть потерянный день! Потерянный день - в Южной Америке. Надо туда лететь! Немедленно!
Выслушали обитатели Иерусалимского Зоопарка зайчишку Брин-Брена и стали донимать медвежонка До-ре-ми:
- Полетишь?
- Полечу!
- А не боишься?
- Не боюсь! Я обещаю вам, что верну потерянный день! И совершу благородный поступок, чтобы загладить свою вину!
Старый-престарый Слон почесал хоботом за ухом, вздохнул.
- Эх, милый медвежонок! Я бы тоже полетел с тобой. Мне страсть как хочется вернуть хотя бы один день своей жизни. Но меня ни один самолет не выдержит - слишком я стал тяжелый.
- А меня выдержит, выдержит! - громко, чтобы привлечь к себе внимание, закричал зайчишка Брин-Брен. Я легкий-прелегкий! Я готов лететь вместе с медвежонком До-ре-ми! За потерянным им днем. И заодно верну себе один день жизни. А лишний день жизни никогда не помешает!
- А что? Он прав, - грустно молвил старый-престарый Слон. - Лишний день жизни никогда не помешает. И к тому же будет при медвежонке живой свидетель его подвигов.
- Да-да! - быстро согласился медвежонок До-ре-ми. - Нужно, чтобы со мной кто-нибудь поехал вместе за потерянным днем. А то ведь я могу обмануть вас. Пережду денек в лесу, возле колоды с медом, а потом расскажу вам о всяких небылицах.
- Мы тебе доверяем. Не обманешь! - хором закричали обитатели Зоопарка.
- Я сам себе доверяю тоже, - ответил им медвежонок До-ре-ми. - Но лучше ехать за потерянным днем вдвоем. Одному скучно!
Сказано - сделано.
Медвежонок До-ре-ми и зайчишка Брин-Брен попрощались со своими друзьями и покинули Иерусалимский Зоопарк. Они направились в аэропорт, чтобы сесть на самолет и полететь в Южную Америку на поиски потерянного дня.
2. Полет

В аэропорту выяснилось, что без билетов ни в какую Южную Америку не попадешь. А билеты просто так не дают - это выяснилось тоже. Билеты дают за деньги. Узнал об этом медвежонок До-ре-ми, сразу пригорюнился. Сел в кресло и ну хныкать:
- Пропала моя надежда вернуть потерянный день.
- Подожди хныкать! - сказал ему зайчишка Брин-Брен. - Что-нибудь придумаем.
И придумал! Походил-походил по аэропорту, с тем и с этим поговорил, и придумал. Вернулся к медвежонку - усы торчком! Гордо сказал:
- Есть идея! В Южную Америку летит Звериный Цирк. Вместе с ним и мы полетим!
- Но мы же не артисты... - испуганно замахал лапками медвежонок До-ре-ми.
- Подумаешь, не артисты! А кто это знает? Никто не знает! Войдем в самолет под видом артистов и полетим!
Не хотел медвежонок До-ре-ми поддаваться уговорам зайчишки Брин-Брена, но тот и не слушал - схватил его за мохнатую лапку и потащил к самолету. А когда взошел по трапу к входному люку, сказал стюардессе: “Мы артисты. Мы чуть не опоздали на посадку, но все-таки поспели во-время.”
- Проходите, проходите! И поскорей, а то мы уже улетаем!
Только уселись юные путешественники в кресла, только пристегнулись привязными ремнями, как вокруг все загудело - это заработали моторы. Покатил самолет по взлетной дорожке, разогнался - и в небо, к самим облакам.
Тут директор Звериного Цирка лев Самсон стал пересчитывать своих артистов, чтобы проверить - все ли успели на посадку. Раз пересчитал и два раза пересчитал. Протер глаза лапой, опять пересчитал. Все равно получилось на два артиста больше.
- У нас лишние артисты, - недоуменно молвил лев. - Как быть? Остановить самолет, чтобы их выгнать, нельзя. Самолет в воздухе не останавливается.
Подошел лев Самсон к безбилетным пассажирам, медвежонку До-ре-ми и зайчишке Брин-Брену, укоризненно помахал перед ними лапой, выпустил страшные-престрашные когти.
- Ух!
Сказал грозное “ух!” и плаксиво добавил:
- Некрасиво получается. Я директор, я самое важное в Зверином Цирке должностное лицо. А меня провели, как самого несмышленого щенка. Вместе с цирком летят два “зайца”, но их из самолета не выгнать. У-у-у-у! - чуть не заревел со стыда лев Самсон.
Медвежонок До-ре-ми услышал про двух “зайцев”, схватился за уши - не заячьи ли? Убедился - медвежьи. И тогда храбро заметил льву Самсону:
- Уважаемый, вы ошиблись! Заяц всего один - Брин-Брен. А я не заяц, я - медвежонок До-ре-ми!
- Медвежонок! - протянул лев Самсон и шмыгнул носом. - Это ты для себя медвежонок, а для меня - “заяц”!
- Почему, уважаемый?
- Потому что о безбилетнике всегда говорят - “заяц”!
- Мы еще денег на билеты не заработали, - встрял в разговор зайчишка Брин-Брен. - А лететь нам обязательно надо!
-Да, без денег всегда плохо. Без денег даже на трамвае не прокатишься, - затосковал лев Самсон. И вспомнил, как его выгнали из трамвая, когда он оказался там без денег. - А что, если вам поступить в наш цирк и заработать денег, а?
- Согласны, - обрадовались медвежонок До-ре-ми и зайчишка Брин-Брен
Лев Самсон довольно потер лапы: если безбилетные пассажиры станут артистами Цирка, значит, они уже не безбилетные пассажиры. И это значит, что никто не провел льва Самсона, как самого несмышленого щенка.
Лев напустил на себя всю возможную солидность и спросил:
- А таланты у вас есть?
- Есть! Есть!
- Какие?
- Великие!
- Уж прямо-таки великие? - засомневался лев Самсон.
- Великие-превеликие! - заверил его зайчишка Брин-Брен. Так уверенно заверил, что и медвежонок До-ре-ми согласно кивнул головой.
- Ну, тогда скажи, какой у тебя талант? - поинтересовался лев Самсон у медвежонка До-ре-ми.
- Я музыкант. Да-да, настоящий музыкант, иначе меня не звали бы До-ре-ми. Я играю на ксилофоне - это такой инструмент из металлических трубок.
- Ты учился в консерватории?
- Нет, уважаемый! Я научился играть в клетке, - начал рассказывать медвежонок До-ре-ми. - Поселили меня в клетку, а она из железных прутьев. Стал я дубинкой проверять железные прутья на прочность. Они и запели - до-ре-ми! Звуки были очень красивые и очень громкие, и я целыми днями играл на прутьях. Развивал свой талант. Пока мои соседи-волки не стали выть. И воем своим пугать посетителей Зоопарка. Тогда мне и купили ксилофон. И я продолжал развивать свой талант, но уже гораздо тише. Волки больше не выли, а посетитли Зоопарка не боялись подходить к моей клетке. Наоборот, дети и даже взрослые любили постоять рядом и послушать музыку в моем исполнении.
- С тобой все ясно, - сказал медвежонку До-ре-ми лев Самсон. И обратился к зайчишке Брин-Брену:
- А ты на чем играешь, как развиваешь свой талант?
- Я играю на патефоне!
Лев Самсон скривился - “Фу!”
Зайчишка Брин-Брен понял, что прогадал со своим талантом. Но не растерялся.
- А еще я декламирую стихи. И выпускаю газету!
- Мясную? - заинтересовался лев Самсон, который очень любил мясо. Он всегда думал о мясе, когда не думал о своем Цирке.
- Не мясную газету! Газету - “Зверинец”! А еще я пишу в “Лесную газету”!
- Самую-самую главную для всех зверей мира? - всплеснул лапами лев Самсон. Когда он не думал о мясе и не думал о Цирке, он мечтал, чтобы о нем написали в “Лесную газету”.
- Да! - важно сказал зайчишка Брин-Брен.
- У тебя очень хороший талант. О твоем таланте я расскажу всем своим артистам! - заверил зайчишку лев Самсон. - А если ты напишешь обо мне и о моем Цирке в “Лесную газету”, то я всегда буду утверждать, что твой талант самый великий в мире!
- Хорошо!
- Вот и договорились, - обрадовался лев Самсон.
За разговором они не заметили, как долетили до Южной Америки.
Стюардесса сказала:
- Пристегнуть привязные ремни! Самолет идет на посадку.
3. И солнце способно творить чудеса
Первое, что увидели наши герои в Южной Америке, спускаясь по трапу самолета, - это восходящее Солнце.
- Солнышко! Приветствую тебя, уважемое Солнышко! - провозгласил медвежонок До-ре-ми. - Ты и в Южной Америке такое же, как в Иерусалиме! Ур-ра!
Зайчишка Брин-Брен толкнул медвежонка До-ре-ми в бок, и тот кувырком полетел с трапа. И ушибся.
- Чего ты толкаешься, - недовольно сказал До-ре-ми. Слезы выступили у него на глазах, и он захлюпал носом.
Льву Самсону стало жалко медвежонка. Он прихватил Брин-Брена за длинные уши и поднял его так высоко, что зайчишка чуть было не обжегся о Солнце.
- И впрямь, приятель-корреспондент, почему ты толкаешься? - строго спросил лев Самсон.
Зайчишка порядком струхнул - вот-вот поджарят его на Солнышке. И как заверещит:
- Медвежонок До-ре-ми неправильно поприветствовал Солнышко!
- Как так неправильно? И вообще, как “правильно” приветствовать Солнышко? - растерялся лев Самсон. Когда он не думал о мясе, не думал о Цирке и не мечтал, чтобы о нем написали в “Лесную газету”, он думал о том, как все в своей жизни делать правильно.
Зайчишка не знал, как все делать правильно, но знал, что сказать:
- Зачем медвежонок До-ре-ми прилетел в Южную Америку? Не на экскурсию! Не затем, чтобы выступать в Цирке. А затем, чтобы вернуть себе потерянный день и совершить благородный поступок! Но вот перед ним восходящее Солнце потерянного дня - оно затмило его! И медвежонок даже не заметил свой потерянный день, за которым он прилетел.
- Ну и что с этого? - спросил лев Самсон.
- А то, что он должен был сказать: “Здравствуй, Солнышко потерянного дня! Ты взошло и вернуло мне целый день моей жизни! Остается только совершить благородный поступок, и я смогу с чистой совестью вернуться домой, в Иерусалим!”
Лев Самсон, который все в своей жизни хотел делать правильно, сказал ушибленному медвежонку До-ре-ми:
- Пожалуйста, исправь свою ошибку. Снова поприветствуй Солнышко Южной Америки. Только так, как нужно - пра-ви-льно!
Медвежонок До-ре-ми потер лапками ушибленное место, еще раз хлюпнул носом. В его голове перемешались все слова. Однако он героически встал на задние лапы, поднял глаза прямо к Солнышку и затараторил все подряд:
- Здравствуй, потерянное Солнышко моего дня! Мой потерянный день взошел и вернул тебя! Теперь тебе остается совершить благородный поступок, и я с чистой совестью могу вернуть тебя домой, в Иерусалим.
- Фу! - сказал зайчишка Брин-Брен. - До чего бестолковый медвежонок! Все неправильно сделал, все перепутал!
- Фу! - скривился лев Самсон, услышав зайчишкины слова “все неправильно”.
Лев Самсон считал, что всегда и все делает правильно, и очень гордился этим. Он не знал, что если бы делал все неправильно, если бы остался жить в Африке и не пошел работать в Цирк, то теперь он был бы Царем Зверей.
Этого лев Самсон не знал. И поэтому вслед за зайчишкой Брин-Бреном сказал “Фу!” и ласково посмотрел на Солнышко, которое все делает правильно: рано утром восходит, поздно вечером опускается за горизонт.
Но и Солнышко, оказывается, не всегда все делает правильно. Оно вдруг остановилось в небе, улыбнулось медвежонку До-ре-ми и сказало:
- Медвежонок, ты предлагаешь мне совершить благородный поступок. Но подскажи мне, какой?
- Очень хороший! Очень хороший, милое Солнышко! Соверши такой благородный поступок, чтобы в результате этого твоего поступка я тоже сделал что-нибудь благородное.
- Трудная задача! - Солнышко задумалось. Думало минуту, думало две. И наконец сказало:
- Придумало!
- Что ты придумало, милое Солнышко?
- Я перенесу тебя, твоего друга зайчишку Брин-Брена и весь Звериный Цирк в такое место, где очень любят цирковое искусство и где ты непременно совершишь благородный поступок. Согласен?
- Я? Да!
- А твои друзья?
- Согласен! - зайчишка Брин-Брен обрадовался новому путешествию.
- И я согласен тоже, - кивнул лев Самсон. Он тут же встал на задние лапы, гордо затряс головой и провозгласил на весь аэродром: - Внимание! Внимание! Небывалый цирковой трюк! Путешествие на солнце! Спешите видеть! Начинаем наше представление! Билеты в кассе аэропорта!

Что тут началось! Все, кто находился в этот момент в аэропорту, бросились за билетами в кассу, а с билетами - в самолеты. И самолеты - один за другим - стремительно взлетели в небо. А пассажиры прильнули к иллюминаторам в ожидании необыкновенного зрелища.
И представление началось. Солнышко подняло на своих лучах высоко вверх медвежонка До-ре-ми, зайчишку Брин-Брена, льва Самсона и весь Звериный Цирк.
Акробатки-обезьянки весело кувыркались в небе.
Жонглеры-кенгуру ловко играли разноцветными мячиками.
Фокусники-попугаи творили невероятные чудеса с картами и шариками.
Зайчишка Брин-Брен пел во все горло арию из оперы.
Лев Самсон танцевал от радости в воздухе и не падал.
А медвежонок До-ре-ми играл на ксилофоне из солнечных лучей.
Зрители в самолетах что было сил хлопали в ладоши и кричали: “Браво!”
4. Битва с Аллигатором
Когда воздушные путешественники спустились с небес на землю, они увидели, что оказались в джунглях, на берегу широкой реки, в окружении всевозможных зверей и птиц, кричавших “Браво!” Более того, из воды высовывались рыбьи морды. Рыбы раззевали рты и тоже кричали - “Браво!” - но беззвучно.
Такое обилие зрителей взволновало директора Цирка льва Самсона до слез. Он всегда волновался до слез, когда цирковое представление созывало так много публики.
- Представление продолжается! - зычным голосом объявил лев Самсон. - Акробатки, вперед! Начали!
Обезьянки тут же стали демонстрировать свои замысловатые прыжки.
“Браво! Браво!”
Кенгуру жонглировали разноцветными мячиками.
“Браво! Браво!”
Попугаи стали показывать диковинные фокусы.
“Браво! Браво!”
Еще никогда Цирк льва Самсона не знал такого успеха. Еще никогда лев Самсон не волновался так сильно. Никогда-никогда не лил он от волненья такие обильные слезы.
Лев Самсон плакал навзрыд. И за слезами не видел, как из реки выполз на берег громадный крокодил Аллигатор, распахнул свою огромную пасть и пополз прямо на него, чтобы слопать его, циркового директора льва Самсона, а заодно с ним и весь Звериный Цирк.
Лев Самсон упивался слезами и восторженными криками “Браво!”, и не заметил, как оказался в брюхе у Аллигатора. В брюхе крокодила Аллигатора никаких криков не слышно - ни от ужаса, ни от восторга - и у льва Самсона перестали литься слезы.
- Где это я? - недовольно воскликнул лев - Что это за фокусы?! Это твои фокусы? - возмущенно накинулся он на попугая-фокусника, тоже попавшего к Аллигатору в брюхо.
- Это не мои фокусы, - отнекивался попугай, жалобно поглядывая на других цирковых артистов, попавших, как и все зрители, в безразмерное брюхо Аллигатора.
- Так чьи это тогда фокусы? - грозно зарычал лев Самсон.
- Мои, - довольно облизываясь, сказал Аллигатор. И тоже начал лить слезы. Но не от волнения. А оттого, что вкусно и сытно пообедал. Он всегда лил крокодиловы слезы после сытного обеда.
- Чьи это “мои” фокусы? - рычал лев Самсон. В темноте он не заметил, кто сказал “мои”. - Подать мне этого фокусника! Я его разорву на части!
- Ха! Ха! - смеялся, облизываясь, Аллигатор. - Попробуй до меня доберись!
И впрямь, как разорвать Аллигатора на части, если ты у него в брюхе?
Понял лев Самсон, что пропал он совсем - вместе со своим Цирком и со своими зрителями. Очень он разволновался. Но на этот раз уже не лил слезы, а грустно думал о том, что кончилась его цирковая карьера. И зайчишка Брин-Брен никогда не напишет о нем в “Лесную газету”. Еще он подумал о том, что, может быть, следовало остаться в Африке, не идти работать в Цирк, и тогда был бы он сейчас Царем Зверей. А Царь Зверей - это не директор Цирка, его так просто не слопаешь.
Подумал обо всем об этом лев Самсон и сказал сам себе: “Нет! Никогда у меня не было желания стать Царем Зверей. Всегда у меня было желание работать в цирке. И пусть слопал меня Аллигатор, это еще ничего не значит! Пока бьется мое сердце, я буду артистом. Артисты умирют на подмостках!”
- Представление продолжается, - героически провозгласил лев Самсон в брюхе Аллигатора.
- Но ведь ничего не видно, - раздался голос из публики. - Тьма кромешная!
- Досадная ситуация, ничего не скажешь, - вздохнул лев Самсон. - Но ничего не поделаешь. Представление продолжается в темноте! Мы вам представим наши музыкальные номера! Лучший ксилофонист мира медвежонок До-ре-ми.
Медвежонок почему-то не откликнулся.
Лев Самсон конфузливо почесал пуговку носа. Набрал воздуха полную грудь и объявил:
- Арии из популярных опер! Зайчишка Брин-Брен!
Но и зайчишка не отозвался.
- Где вы, мои друзья? - растерянно обратился в кромешную тьму лев Самсон.
- Я их еще не слопал, - облизываясь, ответил ему крокодил Аллигатор. - Не поместились.
Из-за того, что медвежонок До-ре-ми и зайчишка Брин-Брен не поместились в брюхе Аллигатора, могло сорваться последнее представление льва Самсона. Но не сорвалось.
- Ввиду отсутствия артистов соло на ксилофоне и популярные арии из опер отменяются, - нашелся лев Самсон. - Вместо них в нашей программе африканские песни и пляски! Все пляшут и поют! И артисты! И зрители!
И такие громовые песни рванули из пасти крокодила, такие разудалые пляски начались в его брюхе, что Аллигатора затрясло и закрутило в разные стороны. Стало ему невмоготу, захотелось поскорей сбежать от этого концерта на речное дно, залезть глубоко в воду и не высовываться, пока не перетонут у него в брюхе все эти певцы и танцоры. И пополз крокодил Аллигатор, тяжело перебирая лапами, к воде.
А вокруг него бегали медвежонок До-ре-ми и зайчишка Брин-Брен, больно цеплялись коготками за крокодилью морду. Но никак им не остановить Аллигатора, не вызволить своих друзей из беды.
- Что делать? Что делать? - причитал медвежонок До-ре-ми.
- Драться с Аллигатором! - храбро восклицал зайчишка Брин-Брен.
- Но как с ним драться? С ним драться бесполезно. Он бронированный, как танк. Его и пушкой не пробьешь.
Услышал зайчишка Брин-Брен про пушку и остановился внезапно, схватился за голову.
- Вспомнил! Вспомнил, как победить крокодила Аллигатора! Об этом ведь написано в “Лесной энциклопедии”!
- Как его победить? - спросил медвежонок.
- А очень даже просто, - зайчишка Брин-Брен приложил лапку ко рту, чтобы не проговориться при Аллигаторе. Когда этот злодей отполз подальше, он стал быстро-быстро нашептывать медвежонку на ухо, что надо предпринять, чтобы справиться с речным разбойником.
- Первым делом нужно найти место, где этот бандит выполз на берег из воды, - шептал зайчишка Брин-Брен медвежонку До-ре-ми. - Там обязательно должен остаться след от его лап и хвоста. В этом месте воткнем в землю острый колышек. И Аллигатор сам найдет свою смерть. Почему? Да потому, милый мой медвежонок! Крокодил настолько глуп, что всегда возвращается восвояси пройденным путем. Думает, это безопасно. А это как раз опасно! Вот!
- Действительно, как просто можно с ним справиться! - обрадовался медвежонок До-ре-ми. Побежали, побежали скорей! Воткнем в землю острый колышек! Пусть злодей распорет свое брюхо и выпустит наших друзей на свободу!
- Э, нет! - возразил зайчишка медвежонку. - Тебе надо совершить благородный поступок, не мне. Вот ты сам все и проделай.
Медвежонок До-ре-ми побежал следом за Аллигатором, быстро обогнал его, нашел на берегу следы от лап и хвоста, отметил это место веточкой и бросился к росшему неподалеку дереву. Он оторвал острый сук, заточил его еще сильнее и воткнул свой колышек у самой воды в тот момент, когда крокодил Аллигатор почти вплотную подполз к нему.
Все это время зайчишка Брин-Брен со стороны наблюдал за действиями медвежонка До-ре-ми и тихонько всхлипывал: жалко было ему, что не он совершает благородный поступок, о котором можно написать в “Лесную газету”.
“Ух”! “Хр”! - проткнул колышек брюхо Аллигатору, пропорол ему брюхо так, что никакими нитками не заштопать.
И посыпались из безмерного крокодилова брюха цирковые артисты и зрители! Лев Самсон, попугаи-фокусники, обезьянки-акробатки, кенгуру-жонглеры... Все! Все! Все! И ну веселиться! Ну обнимться да целоваться! Ну плясать на бронированной спине уже не опасного крокодила Аллигатора!
А Солнце смотрело на них сверху и улыбалось: “Хорошо-то как!”
Льву Самсону - хорошо! И он звонко кричит: “Представление продолжается!”
Попугаям-фокусникам - хорошо! И они творят чудеса с картами и шариками.
Обезьянкам-акробаткам - хорошо! И они вовсю кувыркаются в распахнутой, но уже безвредной пасти побежденного Аллигатора.
Всем хорошо!
И зрителям хорошо: никогда они еще не видели такого изумительного Цирка.
И медвежонку До-ре-ми хорошо: он вернул потерянный день и совершил благородный поступок.
И зайчишке Брин-Брену хорошо, лучше некуда! Есть о чем написать в “Лесную газету”.
Всем хорошо. Только друзьям наших героев из Иерусалимского Зоопарка не совсем хорошо. Потому что они не могут оттуда увидеть цирковое представление в Южной Америке. И тогда Солнце взяло да перенесло всех-всех-всех, кому хорошо, в Иерусалим. Пусть и в Иерусалиме увидят триумф медвежонка До-ре-ми и небывалое представление Звериного Цирка!
- Представление продолжается! - загремел во все горло лев Самсон уже в Иерусалиме. - Спешите видеть! Самые-самые-самые лучшие цирковые номера в мире! Самые-самые-самые талантливые артисты в мире! Всегда на арене - лев Самсон! Попугаи-фокусники! Обезьянки-акробатки! Кенгуру-жонглеры!
Спешите видеть! Представление продолжается!



2007 © Yefim Gammer
Created by Елена Шмыгина
Использование материалов сайта,контакты,деловые предложения