АВТОРСКИЙ АЛЬМАНАХ "МагРем" И ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ЕФИМА ГАММЕРА


Ефим Гаммер: об авторе
Произведения в прозе
Поэтические произведения
Графика
Юмористические произведения

Ефим Аронович Гаммер

Член Союзов писателей, журналистов, художников Израиля и международных союзов журналистов и художников ЮНЕСКО.

 

Автор "Сетевой Словесности"

 

награды, дипломы

 галерея наград

 

новости, анонсы

 презентации, мероприятия

проза, новое

 проза, новые поступления  проза

журналистика, эссе

 очерки, статьи, репортажи

драматургия

 пьесы

exebook

 электронные книги

пресса

 пресса о Ефиме Гаммере

видео, аудио

 аудио, видео

фотогалерея

 фотографии

 

публикации в сети

 международное изд-во Э.РА

 "Журнальный зал." Россия.

 литературный интернет-журнал
      "Сетевая словесность"
      Россия.

 литературно-философский
       журнал "Топос". Россия.

 независимый проект эмиграции
      "Другие берега". Италия.

 общественно-просветительский
      и литературный журнал "День"
      Бельгия.

 "Мы здесь."   США.

 "Еврейский обозреватель." Украина.

 изд-во "Военная литература"
      Россия.

 журнал "Литературный европеец"
      и альманах "Мосты". Германия.

 Горожане на хуторе, Россия.

 альманах "Литературные кубики".
      Россия.

 "Мишпоха". Белоруссия.

 

 

Поэзия

ВСЕ ТЕМЫ РАЗДЕЛА ПОЭЗИЯ

07.12.2018
Ефим Гаммер

БОЛЬНИЧНОЕ СТИХИЙСТВО

в закладки: moemesto.ru memori.ru rucity.com rumarkz.ru google.com mister-wong.ru




Ефим ГАММЕР

© Ефим Гаммер, 2018

БОЛЬНИЧНОЕ СТИХИЙСТВО
опубликовано в журнале "Квадрига Аполлона" №45 - Санкт-Петербург

1

Сегодня в тишине ночной

Я обнаружил человека.

Обычный с виду, не калека.

Но был он не в себе. В иной

Телесной оболочке.

В моей. И что? Поставлю точку,

Чтоб не сочли за сдвинутого психа.

Хотя, понятно, закрутил я лихо,

И вышло бы, откинь смятенье,

Отличное стихотворенье.

2

На запасном меридиане

Играет время на баяне.

В музее восковых фигур

Его вместить не хватит клетки.

А ведь какой возможен сюр

При невозможной сметке.

3

Соседняя кровать,

И кто-то умирает.

Не разобрать вполне,

Что шепчет он в бреду.

Какие-то слова

Об аде и о рае,

Куда тоннелем света

Отправлен по суду.

Куда? Не разобрал он,

И мучается сердцем.

Пункт отправленья ясен.

А пункт прибытья скрыт.

– Подайте толмача!

Пусть скажет, как раздеться.

В ответ небесный голос:

– Учил бы ты иврит!

4

Уединён в четырёх матерчатых стенах.

Слышно дыхание, вскрики и стоны.

Многообразие боли – рабочая смена.

Чтоб не включиться, держу оборону.

Первое дело – перо и бумага.

Дело второе – порыв к вдохновенью.

Правда, оно затесалось от страха

Тенью скользящей – куда? – в междутемье.

То ли война, то ли голод и стужа.

То ли компьютер, ринг и перчатки.

То ли пивбар, космодром, званый ужин.

Словом, играет со мною в прятки

Но я не сдаюсь, и под овенским знаком

Упрямо иду вдохновенью навстречу.

Ищу не лекарство – перо и бумагу.

Откажет в свиданке, глядишь, поколечу.

Но обошлось. Обнаружил в пирожной:

Водку под видом компота лакает.

– Поэту нельзя, вдохновению можно! –

Так говорит, от страха икая.

Ну что же тут скажешь? Моё вам почтенье,

Довольно кирять, включайся в работу.

И, виновато кивнув, вдохновенье

От водки пошло по живую воду.

5

Раскована и мило откровенна.

– У вас потеря крови, ешьте шоколад.

– Мне шоколад нельзя, давление подскачет.

– А вот виагру лопать? Вам и чёрт не брат!

– Простите, медсестра, с виагрой всё иначе.

С ней, говорят друзья, что даже смерть красна.

– Хорошие друзья! Пусть смерть по ним и плачет.

– Отплакала. На днях убрала всех она.

– А вы теперь, с испуга, к нам в больницу?

– С испугу или нет, но в сердце колотит.

– Рубайте шоколад, и думайте жениться.

Жена – хлеб-соль, и сексуально сыт.

– Всегда готов, как пионер, влюбиться.

Но где искать? Не первая учительница всё ж.

– Пройдите вдоль палат. Мол, до любви свободный.

Представьтесь пациенткам: бедуинский вождь!

И будет вам успех. Не дольше, чем до полдня…

– Понятно, за олима замуж не пойдут.

– А я на что ж?

6

Напуганная яйцеклетка

Сбежала, горяча,

Узнав, что выстрел меткий

Грозит ей, непорочной,

С заставы Ильича,

Где аист вьёт на ветке,

Подле канавы сточной,

Вдали от стукачей,

Пристанище для детки

Из солнечных лучей.

7

Единоутробна и однообразна –

И мама, и дочь, словом, жизнь моя эта,

Без дня запасного, влечёт меня к свету,

Где столько соблазнов, и личных, и стадных:

Любовь, вдохновенье, карьера, к ней дача,

И пиршеский стол, и занятий приятных.

Но сменных частей не сыскать мне для тела,

Как прежде, когда шёл на встречу с удачей.

8

От черты до черты

Всего сотня шагов.

Я не я, ты не ты,

И вокруг нет врагов.

Что за мир? Я не я,

Ты не ты, и врагов не найти.

А живём чего для?

Чтобы сбиться с пути?

Впрочем, путь проторён

В мир лишений и драк,

Когда он – это он,

Когда враг – это враг.

Я не я, ты не ты.

Нам заказан тот путь.

Сотня мёртвых шагов.

Но никак не шагнуть.

9

При полном, при параде,

Под удивленье гул,

Серьезный наблюдатель

В палату заглянул.

– Здесь мое место, точно?

– Нет, вам в другом конце.

И тень, как бы нарочно,

Возникла на лице

Чужого генерала

Враждебной нам страны.

Здоровьюшка не стало,

Припёрся на блины.

Здесь, в наших палестинах

Израильских корней

Целебная малина,

Будь даже не еврей.

10

Откровенье… Разве что в больнице

Нарастает чувств невнятных вал.

Как туман, текут чужие лица,

Но одно я всё-таки узнал.

Боже мой! Какой гримёр потешный

Умирает в нашем времени сейчас.

Помню я, и помнит ветер вешний,

Как носил на рижских крыльях нас.

Не слились в том прошлом жизни наши,

Я в Израиль, за своей строкой.

И теперь лишь паспорт нам докажет,

Кто есть кто… Хотя теперь на кой?

А ведь мы друг друга не признали,

Мимо зеркала прошли, потупив взор.

Позади души раскрытой дали,

Впереди больничный коридор.

11

После дождичка в четверг

Наблюдал я полусверк,

НЛО вокруг больницы –

Колесо, мигалки, спицы.

А в мозгах залётный голос:

– Хочешь, свозим вас на полюс.

А не хочешь, так на Марс –

Древний, тот, что вас и нас

Породил в далёки годы

И вовлёк в живые воды,

Чтобы жили – не тужили.

– Ну и ну! Вот удружили!

Мы тут пляшем и поём?

Нет! Вживую мы гниём!

Мне разрезали живот.

А ему зашили рот.

А тому, кто на коляске

Прицепились витта-пляски.

Вот наш сказ. Мы ждём ответа.

Не хотим чужого света.

Вновь создайте нас на этом,

Чтобы цвели мы пышным цветом,

И нисколько не болели.

Вот тогда бы мы попели –

Станцевали ради вас

И прославили ваш Марс.

Марсианам это дело,

Надо думать, надоело.

Создавать вновь дураков –

Это выйти из мозгов.

Прежде, чем их вновь создать,

Нужно всех их вновь убрать.

– Кто согласен на потоп?

Раз, два, три…

– Нет! Стоп! Стоп! Стоп!

12

Не отравитель, не растлитель,

Стихов задумчивый раститель,

Садовник непривитых слов,

Живу, как Доли – как овечка,

Замечу, очень человечный,

Притом без званий и постов.

Моя дорога на три вздоха,

Не даль, не ширь, не тьма – эпоха.

И я в пути до склона лет.

Куда ни кинет жизнь, не лишний,

На вид боксер, по сути книжник,

Диагноз: правильный поэт.

http://quadriga.name/2018/12/efim-gammer-bolnichnoe-stihiystvo/

2007 © Yefim Gammer
Created by Елена Шмыгина
Использование материалов сайта,контакты,деловые предложения