АВТОРСКИЙ АЛЬМАНАХ "МагРем" И ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ЕФИМА ГАММЕРА


Ефим Гаммер: об авторе
Произведения в прозе
Поэтические произведения
Графика
Юмористические произведения

Ефим Аронович Гаммер

Член Союзов писателей, журналистов, художников Израиля и международных союзов журналистов и художников ЮНЕСКО.

 

Автор "Сетевой Словесности"

 

награды, дипломы

 галерея наград

 

новости, анонсы

 презентации, мероприятия

проза, новое

 проза, новые поступления  проза

журналистика, эссе

 очерки, статьи, репортажи

драматургия

 пьесы

exebook

 электронные книги

пресса

 пресса о Ефиме Гаммере

видео, аудио

 аудио, видео

фотогалерея

 фотографии

 

публикации в сети

 международное изд-во Э.РА

 "Журнальный зал." Россия.

 литературный интернет-журнал
      "Сетевая словесность"
      Россия.

 литературно-философский
       журнал "Топос". Россия.

 независимый проект эмиграции
      "Другие берега". Италия.

 общественно-просветительский
      и литературный журнал "День"
      Бельгия.

 "Мы здесь."   США.

 "Еврейский обозреватель." Украина.

 изд-во "Военная литература"
      Россия.

 журнал "Литературный европеец"
      и альманах "Мосты". Германия.

 Горожане на хуторе, Россия.

 альманах "Литературные кубики".
      Россия.

 "Мишпоха". Белоруссия.

 

 

Поэзия

ВСЕ ТЕМЫ РАЗДЕЛА ПОЭЗИЯ

03.12.2018
Ефим Гаммер

ИЕРУСАЛИМ В ЧЕТЫРЕХ ИЗМЕРЕНИЯХ

в закладки: moemesto.ru memori.ru rucity.com rumarkz.ru google.com mister-wong.ru




Ефим
ГАММЕР

подборка стихов из цикла
ИЕРУСАЛИМ В ЧЕТЫРЕХ ИЗМЕРЕНИЯХ
опубликовано в журнале "Настоящее время" №3 - Рига, 2008 год.

ИЗМЕРЕНИЕ ПЕÐВОЕ
3
Белле Верниковой
Не знаю – где, в каком пространстве,
в каком нехоженом краю
мы окунем к исходу странствий
в живую воду жизнь свою.
Но знаю – там, у перехода
в иной простор, в раздел иной
отыщем мы живую воду –
живую для Земли святой.

6
Борису Гаммеру

Во имя тишины
в ознобленной квартире
мы говорим,
стаканами стуча,
о всякой чепухе –
сиречь о судьбах мира,
чтоб не угасла
Божия свеча.
Она горит, горит
в ознобленной квартире,
пока не подожжет
многострадальный дом.
И будет вновь пожар.
Хотя… о судьбах мира
сподобней говорить,
управившись с огнем.

ИЗМЕРЕНИЕ ВТОРОЕ
2
Григорию Гросману

Холмами Иудеи
проложена земля.
Но где я, где я, где я?
и разве – это я?
Мне – сердце Маккавея.
Родился, знаю – для…
Но где я, где я, где я?
И разве это я?
В тебе я или в этом,
не ясном наяву?
Живу, пылинка света,
живу – живу – живу.
Во храме и в заветах,
в плену, в расстрельном рву –
живу, пылинка света,
живу – живу – живу.

3
Файвишу Аронесу,
артисту еврейских театров

В Старой Ðиге, возле синагоги,
наплывает детских мыслей дым.
Здесь сбивал я о булыжник ноги –
босиком бежал в Иерусалим.
Не сбежать до времени из детства,
приведут дороги в новый дым.
Замкнут детством? Никуда не деться,
и теперь, как встарь, – Иерусалим...

4
Не зови меня с собой в дорогу.
Я устал от прелестей чужбин.
С перепугу, либо с передрогу
я теперь разборчив и раним.
Ни к чему заморские предтечи
и экзотик пьяная махра.
Слева Стена Плача, справа столб мечети.
Мне виднее здесь Небесный Храм.

5
Моей бабушке Иде Вербовской

Мальчики и девочки,
внуки и внучата,
вырастают как грибы,
все – ума палата.
Отроки и девицы,
юноши-девицы,
замуж собираются
и спешат жениться.
Женихи с невестами –
тили-тили-тесто! –
свадебно целуются
под распев оркестра.
Свадебно целуются
все – ума палата.
Девять месяцев – тю-тю –
и пришла награда.
Правнуки и правнучки –
милы и потешны,
все гиганты по уму
и красавцы внешне.

ИЗМЕÐЕНИЕ ТРЕТЬЕ

4
Дрожит оконное стекло
ночной стрельбе в ответ.
В окно к нам пулю занесло,
как бабочку на свет.
В окно к нам пулю занесло
под отблески свечей.
Стреляет снайпер по Гило,
охотясь на людей.
Ерусалим – Ерушалаим,
неопалим – неодолим.
В какие выси ни взлетаем,
над высью той – Ерусалим.
Ерусалим – Ерушалаим,
молитва, заповедь и Гимн.
В каких веках ни обитаем,
душа с тобой, Ерусалим.
Стреляет снайпер по Гило.
Но душу не сразить.
И мы живем врагам назло.
Живем и будем жить.
И мы живем врагам назло,
мы Божий свет храним.
И Третий Храм с небес Гило
сойдет в Ерусалим.
Ерусалим – Ерушалаим,
манящий зов, пьянящий дым.
В какую даль ни уезжаем,
идем к тебе, Ерусалим.

5
Сильве Аронес

И на той, и на этой планиде,
в затуманенной области плача,
вне магических знаков событий –
дней раздача, души недостача.
В раздвоении мысли и чувства
равнозначны влюбленность и ссора,
и залетная птица искусства,
не способная взмыть над забором.

6

I
Полновесная мера забот и обид –
ежедневная ноша.
Сундучок гвоздевой иноходцей обит:
гвоздик – шляпка – копытная рожа.

II
Наудачу выскочи в окно,
посвяти полету миг свой звездный.
Хруст костей и треск коры земной –
земляки играют в домино
вдумчиво, настойчиво, серьезно.

III
Сумрак чисел в цифровом коде.
Годы – в старость. Но смотрят назад –
в шифровальную Книгу Утрат,
не читаемую в переводе.

IV
Новое? Новое! Новое!
Истины в новом – на гвоздь.
Солнышко упаковано.
Каждому выйдет с горсть.

V
Растаскали на чувства обиды.
Изувечили пройденным днем.
Мы живою водою умыты.
Ох, не мойте нас вечным огнем.

7

Светлане Гаммер

На том, на этом берегу –
угу!
Играли люди в дурака –
ага!
Темнела в их зрачках беда –
да-да!
Но не к войне тянулись дни –
ни-ни!
Никто не сгинул, не воскрес –
ес-ес!
Врагам не выел потроха –
ха-ха!
Играли люди под коньяк –
так-так!
И выкомаривали блажь –
раж – в – раж!
В любви писали и в грехе –
кхе-кхе!
Картины, повести, стихи –
хи-хи!
Ходили в банк, в кино и в суд –
гуд-гуд!
И жили не хужей других –
их-их!
Играли люди день и ночь –
точь-в-точь!
И смертью поделили пай –
гуд бай!


ИЗМЕРЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Моим детям
Белле Гаммер и Рону Гаммеру

В близком эхо –
скоропись боя…
Росчерк пули –
от люстры к торшеру. И взрыв.
Со стены, под бордюром,
свисают обои.
Снова в дырках
узорный цветной наив.
Это кто так сегодня
воюет незряче?
Что за дело
лихому стрельцу до меня?
У меня тут ребенок –
без повода – плачет,
а теперь еще лампочку
снова меняй.

4
Это кто на ветру,
над разливом детских голов,
с ведром краски и кистью,
под солнышком зорным?
Нет, не ошиблись! Резницкий,
художник Àндрей, сын Ðублев,
окружает Гило
пасторалью – как бы сказать? – заборной…
И сторонятся танки
ландшафтов, Àндрею открытых,
чтоб в порубежьи не застить
вид на хвойное беспризорье.
Блоки – стены…
Бетонная Àтлантида
выплывает со дна
библейского моря.

5
Из самого – из раннего
дочь вспомнит дом израненный,
телеигру в солдатики
и тихий голос братика:
«À что такое мир?»

8
Нитяное дыханье свирели…
Царь Давид снова бродит в Гило.
Семицветною акварелью
небо в радугу затекло.
Пусть летят-пролетают века вне
замороченных ложью затей.
На израильском замковом камне
след Давидов, и мой, и детей.

https://e.mail.ru/attachment/12249222530000024097/0;1

2007 © Yefim Gammer
Created by Елена Шмыгина
Использование материалов сайта,контакты,деловые предложения