АВТОРСКИЙ АЛЬМАНАХ "МагРем" И ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ЕФИМА ГАММЕРА


Ефим Гаммер: об авторе
Произведения в прозе
Поэтические произведения
Графика
Юмористические произведения

Ефим Аронович Гаммер

Член Союзов писателей, журналистов, художников Израиля и международных союзов журналистов и художников ЮНЕСКО.

 

Автор "Сетевой Словесности"

 

награды, дипломы

 галерея наград

 

новости, анонсы

 презентации, мероприятия

проза, новое

 проза, новые поступления  проза

журналистика, эссе

 очерки, статьи, репортажи

драматургия

 пьесы

exebook

 электронные книги

пресса

 пресса о Ефиме Гаммере

видео, аудио

 аудио, видео

фотогалерея

 фотографии

 

публикации в сети

 международное изд-во Э.РА

 "Журнальный зал." Россия.

 литературный интернет-журнал
      "Сетевая словесность"
      Россия.

 литературно-философский
       журнал "Топос". Россия.

 независимый проект эмиграции
      "Другие берега". Италия.

 общественно-просветительский
      и литературный журнал "День"
      Бельгия.

 "Мы здесь."   США.

 "Еврейский обозреватель." Украина.

 изд-во "Военная литература"
      Россия.

 журнал "Литературный европеец"
      и альманах "Мосты". Германия.

 Горожане на хуторе, Россия.

 альманах "Литературные кубики".
      Россия.

 "Мишпоха". Белоруссия.

 

 

Журналистика, эссе

ВСЕ ТЕМЫ

 18.01.2012
 Ефим Гаммер

Волшебный кристалл Иерусалима

в закладки: moemesto.ru memori.ru rucity.com rumarkz.ru google.com mister-wong.ru



Опубликовано в еженедельнике "Секрет" №923 8.01. 2012
© Ефим Гаммер, 2012



ВОЛШЕБНЫЙ КРИСТАЛЛ ИЕРУСАЛИМА

Интуитивно каждый из нас знает: если трещина расколет Земной шар, она пройдет через сердце поэта. При этом мы помним: на древних картах Иерусалим расположен в самом центре Земли. Отсюда и осознание того, что та трещина, которая расколет Земной шар, пройдет по Иерусалиму и, значит, прежде всего, пронзит сердце иерусалимского поэта.
Сегодня со всей очевидностью видно, что в Иерусалиме по-особому воспринимается время, здесь гораздо острее, чем в других местах, чувствуется его дыхание, ритмика жизни и смерти, и те преобразования, которые только намечаются. Может быть, это и побудило в далеком 1996 году создать сначала альманах, а затем уже журнал «Литературный Иерусалим». Тем более что после серии моих авторских передач по радио «Голос Израиля» - «РЭКА» об иерусалимских литераторах и многих, чуть ли не еженедельных интервью с Белой Верниковой, Элей Люксембургом, Гришей Люксембургом, Диной Рубинной, Светланой Шенбрунн, Владимиром Френкелем, Евгением Мининым, Асей Векслер, Хаимом Венгером, Александром Перчиковым, Галиной Подольской стало ясно, что в Иерусалиме плодотворно работает большая группа по-настоящему талантливых писателей, заявивших о себе повсеместно: и в Нью-Йорке, и в Париже, и в Москве.
Правда, многие из авторов первого выпуска альманаха были тогда, в 1996 году, еще совсем «свежие» репатрианты, в них еще не проявилась израильская сущность. Но линия на обретение собственного писательского «я» в своей стране, особого видения мира через волшебный кристалл Иерусалима уже наметилась. Ведь что ни говори о путях развития литературы, в каждой стране они имеют свои отличия. Нам, русскоязычным писателям, потомкам псалмопевца Давида, царя и величайшего поэта древности, выпал жребий проторять свой путь без всяких дорожно-указательных знаков – самостоятельно, ориентируясь на себя и отталкиваясь от природного «я».
Все это было очевидно уже и тогда, когда в год 3000-летия нашего Вечного города вышел в свет первый номер «Литературного Иерусалима», в ту пору – альманаха. Иерусалимским литераторам представлялось: у них появился шанс подняться из оболганной действительности, правдиво рассказать о себе и современном Израиле, и это им удалось. Свидетельством тому служат последующие номера, которые наглядно показывают вот уже на протяжении пятнадцати лет, что иерусалимская группа писателей – это не какой-то мимолетный фантом, а жизнедеятельный, одаренный творчески и талантливо многоликий организм.
Поэтому иерусалимцы в штыки восприняли требование руководства русскоязычного Союза писателей Израиля о переводе в Тель-Авив всех своих членских взносов, на которые издается журнал. При таком раскладе иерусалимцы остались бы без своего издания.
Словом, как одна сторона ни настаивала на переводе денег в Тель-авивский карман, другая, не колеблясь, встала на страже иерусалимского кармана и… добилась своего. Журнал не прекратил существования.
Шестой номер «Литературного Иерусалима», который увидел свет в конце 2011 года, как и предыдущие нескольких последних лет, создавался редколлегией в составе Хаима Венгера, Евгения Минина, Владимира Френкеля, Александра Перчикова и меня, Ефима Гаммера Он собрал на своих страницах около сорока авторов, пишущих на русском языке. Прежде они были жителями Москвы и Риги, Санкт-Петербурга и Ташкента, Одессы и Киева, Самары, Ярославля и Екатеринбурга. Но сегодня их всех объединяет ощущение того, что они иерусалимцы.
Достаточно четко и предметно видовая отметка «Сделано в Израиле» присутствует как в стихах и в эссеистике, так и в очерковых материалах и прозе. В этой связи, говоря о видовой отметке «Сделано в Израиле» мне хочется обратиться к рассказу Эли Люксембурга «Прогулка в Раму» из пятого выпуска «Литературного Иерусалима» и привести небольшой отрывок.
«Там, в Гивоне, явился Всевышний во сне отроку Шломо, сыну царя Давида и красавицы Бат-Шевы. «Чего бы ты хотел от меня?»
Подумал отрок: спрошу богатства, славы – зачем они мне? Спрошу лучше мудрости. И попросил у Всевышнего мудрости. И получил, все получил… Проснулся, разверз глаза на свет Божий – о, чудо: внятны стали ему и крик осла в поле, и пение жаворонка в голубом небе, и шелест деревьев обрел смысл в его ушах. И не было в мире человека мудрее царя Шломо: за тридевять земель пошла о нем слава – делах великих, уме несравненном. Издалека потянулись владыки иных стран и народов, послушать слово его и суд».
Послушать слово его и суд…
А мы, внуки Соломона Мудрого, наследники его слова, и поэтому испытываем особенную ответственность, становясь израильскими писателями. Мы помним о том, что его слово в нас, а наше слово в волшебном кристалле Иерусалима, теперь уже «Литературного Иерусалима», прежде альманаха, ныне, с 2011 года, журнала..

Белла Верникова:

«в садах зеленых насаждений
душный смех
тонизирующие лепестки роз
свет падает прямо в глаза
на окружающее собрание
живых существ, деревьев
приближается к тени
чтобы высокое солнце
не разрушило
не повредило
физически не напоминало
апатии высокие воды
колесные диски автомобилей»

Ася Векслер:

«Опомнясь, душа наберется отваги,
чтоб к жизни вернуться в Бордо или в Праге,
пусть бабочкой, хоть однодневкой,
над Влтавой, нет, снова над Невкой.
Хотелось бы в Берне. А лучше бы в Риме.
Но прежде в Иерусалиме».

Рина Левинзон:

«Я с городом моим дружу,
Служу ему легко и верно.
Его служанка и царевна –
Над каждым камнем ворожу».
Я с городом моим на «ты»,
Всегда лечу ему навстречу.
Прислушиваюсь, не перечу,
И не пугаюсь высоты».

Леонид Рудин:

«Спотыкается дорога
О холмы Иерусалима –
И взмывает всплеск молитвы
Безграничным «Аллилуйя»
(Знаком боли или неги –
Или признаком бессилья)».


Евгений Минин:

«Лишь под утро усну,
будет сон мой глубок,
и не требуйте большего от вертопраха.
Пусть, лукаво смеясь, размотает клубок
непоседа-судьба –
добровольная пряха».

Ефим Гаммер:


Когда Бог вывел евреев из Египта, то по малости опыта общения с ними, жестоковыйными, оставил в заспиньи у невольников родину их рабовладельческую - в целости и сохранности. В виде соблазна для маловерных и искушения для слабых духом. А в пищу рабам тем, нагуливающим аппетит в пустыне, дал манну небесную. Но объелся народ на халяву небесной кормежкой и возроптал: мясо ему подавай в котлы да рыбу нильскую. В Египет его возверни, к фараону, пирамидам, кнуту и прянику. Сфинкс, видите ли, ему - народу еврейскому - понадобился. Затосковал он, понимаете ли, по сфинксу с загадочной душой его заегипетской.
Когда Бог вывел нас из Советского Союза, по гематрии, к слову, равнозначному древнему Египту, то опыта общения с нами, жестоковыйными, у Него было уже предостаточно. С присыпочкой, так сказать, из пота и соли. И Он убрал у нас в заспиньи Советский Союз, разрушил его, размолотил в песок. И оглядываться не моги. Нет для нас там ничего-ничегошеньки. Только Мавзолей с загадочной русской душой - средневолжский разлив еврейско-калмыцкого свойства. Остается - не оглядываться и надеяться на манну небесную.
Вот и надеемся... надеемся...
Вот и ждем…





2007 © Yefim Gammer
Created by Елена Шмыгина
Использование материалов сайта,контакты,деловые предложения